Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

я юбимый

(no subject)

"...Я чувствую, что после водки вы пили портвейн! Помилуйте, да разве это можно делать!" (М.А.Булгаков "Мастер и Маргарита")
я юбимый

(no subject)

Sic transit gloria mundi
(Так проходит слава мира).

Сказка-быль.
История эта произошла в тридцатые годы прошлого столетия и рассказал ее мне живой, о ту пору, свидетель. Итак. Жила у них на селе молодая шалава - Валька Мавтиенко. Не та, что «красные трусы». Та совсем другая. А эта Валька ходила вовсе без трусов и за стакан самогона была со всяким проходящим согласная. Короче, трусы этой Вальке были не нужны. И вот, как-то раз, по случаю торжественного открытия деревенского колхоза, близко приблизил к себе Вальку местный чекист председатель. Стала она, с этого дня, членом правления Валентиной Ивановной Мавтиенко. Сунули ей под мышку портфель, повязали вокруг шеи красный сатиновый платок и, как водится по штату, приказали подтянуть свой нос кверху. А она-то, дура, и рада стараться. Короче говоря: «Возьми ее теперь за рупь, за двадцать!». Да. И жил в этом же селе одинокий дореволюционный старик по прозвищу Кузьмич. И был этот старик с юмором. Вот, значит, шагает по улице вчерашняя Валька-шалава, а ныне - вся из себя важная Валентина Ивановна Мавтиенко, с портфелем под мышкой. А навстречу ей, с клюкой, хромает дед Кузьмич. Поравнялись. Дед снял картуз и поклонился в пояс: " Здравствуйте, Валентина Ивановна и времечко Ваше!" Передернуло Валентину Ивановну от таких слов: " Это что еще за "времечко ваше"? Оно теперь всегда будет нашим! Понял ты, козел старый? Чеши отсюда, пока я тебя не посадила! ". А Кузьмич, на эти ее слова, и глазом не моргнул. С этой поры так и пошло. Как ни встретит старик Валентину Ивановну, шапку снимает, кланяется в пояс и желает ей, и её времечку, доброго здравия. А та, понятно, бесится... Так прошел год. Прошло два. И вот, значит, в один прекрасный день, сняли с должности Валентину Ивановну. Вернее, вышибли. А еще точнее - дали пинка под зад, а на дружка ее, чекиста-председателя, дело уголовное завели. И вот, пылит по селу, без портфеля, бывший член правления Валентина Ивановна Мавтиенко, нос повесила. А навстречу ей дед Кузьмич. Остановился. Сдвинул картузик на макушку и говорит: "Что, ё. твою мать, кончилось твоё времечко?! Ну, и катись ты теперь на х..!"